?

Log in

No account? Create an account
колбаса

zaloginen


Отсебятина

мнение автора журнала может не совпадать с мнением автора журнала в момент написания поста


Entries by category: политика

Кристерос
колбаса
zaloginen

1926 год. Президент Мексики, марксист–масон Кальес начинает убивать католических священников. Бедные крестьяне католики (кристерос) встали на их защиту. США обозвали Кальеса коммунистом и чуть не начали войну, но всё обошлось. При посредничестве Штатов, правительство и Кристиадос заключили перемирие, и кровопролитие закончилось. Примерно так эти события показаны в фильме. Что там было на самом деле, сейчас можно только гадать. Истории стали легендами, участники событий — святыми. Но по аналогии с похожими событиями в других странах, можно предположить следующую версию:
Президент Кальес выиграл выборы на социалистических лозунгах: обещал провести земельную реформу, национализировать ресурсы и т.п. США могли потерять мексиканскую нефть, католическая церковь — землю и недвижимость. Перед лицом опасности они объединили усилия и через церковь  началась пропагандистская кампания против действующей власти. Кальес решил ограничить её влияние, высылая из страны иностранных священников и ограничив гражданские права местных священников. Репрессии против священников помогли католикам  привлечь электорат Кальеса — очень религиозных бедняков. А за рубежом нашлись неизвестные спонсоры, которые помогли им с оружием и оплатили услуги профессионального военачальника.
Кальес, пришедший к власти на ультралевых лозунгах начал действовать ультраправыми методами, но коса нашла на камень. Кальес рискует потерять не только пост, но и голову. И тут США протягивают Кальесу руку помощи с ультиматумом: военная помощь и посредничество в переговорах с Кристиадос в обмен на возврат нефтяных полей. Кальес не стал упускать такую возможность.
Результат устроил все стороны конфликта: католическая церковь вернула контроль над церковным имуществом, Кальес получил неограниченную власть, США получили мексиканскую нефть и спокойствие в регионе...
Кристерос? А их перестреляли после перемирия.

"Как Мадуро гуманитарку сжигал"
колбаса
zaloginen
"Три грузовика были сожжены на мосту Уренья после того, как они оказались на венесуэльской территории, — написал Бастидас. — Добровольцы выстроились в цепь, чтобы спасти помощь"–цитирует ТАСС иностранную прессу.



Если бы мне не доводилось пересекать границ, возможно, я не задался бы логичным вопросом — почему венесуэльские пограничники не задержали грузовики и водителей? Фото, часть которых предоставлена той самой опозицией, проясняют некоторые детали.



Пограничники стоят возле блокпоста, а грузовики и куча непонятного народа — на мосту. Похоже, что мост — ещё не Венесуэла, а нейтральная территория. Как правило, так и бывает на границах, проходящих вдоль рек.

Получается, что группа "оппозиции" в количестве нескольких сотен человек при поддержке нескольких грузовиков,  спонсируемой Фондом Клинтон WorldCentralKitchen, изобразила намерение пересечь границу без досмотра. Вряд ли они всерьёз надеялись, что у них получится. То есть, это была преднамеренная провокация.

Кстати, ни Радио Свобода, ни сами WorldCentralKitchen ‏ благоразумно не пишут, что грузовики подожгли венесуэльские пограничники — додумать подробности предлагается журналистам жёлтой прессы третьих стран и самим читателям.

Что–ж пожелаем венесуэльским пограничникам стойкости, а Мадуро пожелаем нормально оборудовать посты, чтобы стало похоже на границу, а не это вот недоразумение на фото.

Самое печальное в этой истории, что наши СМИ, включая "как бы пророссийские" ТАСС и РТ, не дают беспристрастного анализа, а тупо транслируют американскую версию. Пикантные подробности приходится выискивать в западных СМИ.
Пикантные подробности с всем известного сайта ftimes:

6:00
Ожидается, что венесуэльцы, разочарованные недостатком продовольствия и нехваткой медицинских средств, присоединятся к лидерам оппозиции в субботу в потенциально рискованной операции по доставке международной помощи, которую Николас Мадуро отказался принять в страну.


8:10
Оппозиция планирует доставить гуманитарную помощь, используя грузовики и массы людей вдоль пограничных мостов, соединяющих Колумбию с Венесуэлой.


8:40, Национальная гвардия Венесуэлы пустила слезоточивый газ по жителям, расчищающим забаррикадированный пограничный мост между Венесуэлой и Колумбией, чтобы пропустить гуманитарную помощь.

...жители Урены бросили вызов правительственным приказам и начали убирать желтые металлические баррикады и колючую проволоку.

8:50
трое служащих Национальной гвардии Венесуэлы покинули свои посты и попросили помощи у Колумбии. Это случилось на мосту Симона Боливара, соединяющего две страны.Видео, предоставленное колумбийскими властями, показывает, что мужчины пробираются сквозь толпу с автоматами и пистолетами, которые держат над головой в знак капитуляции. Затем молодым солдатам было приказано лежать на земле лицом вниз, а миграционные чиновники призывают наблюдателей держаться на безопасном расстоянии.


10:30
Протестующие вдоль границы Венесуэлы с Колумбией угнали красный городской автобус и подожгли его, чтобы выразить возмущение по поводу сорванных поставок гуманитарной помощи.


О поджоге грузовика ничего не сообщается, но, как видите, тоже кое-что просочилось.













Ещё подробностей у  у COLONELCASSAD.

Пелевин. Больше, чем просто ясновидец?
колбаса
zaloginen


Бернар Анри–Леви (Bernard–Henri Lévy). французский политический журналист, философ, писатель. Человек, который организовал визит Порошенко и Кличко в Париж в феврале и добился того, чтобы Олланд принял их с официальным визитом.

Те, кто читал S.N.U.F.F, наверняка заметили поразительное сходство сюжета с печальными событиями, происходящими на Украине (имеется ввиду ведущая роль СМИ в развитии военного конфликта, а не любовная линия, конечно).
Оказывается, есть ещё более удивительное сходство романа и действительности:

«Последние несколько войн в паре со мной работал Бернар–Анри Монтень Монтескье... Сам он предпочитал называть себя философом. Так же его представляли в новостях. Но в платежной ведомости, которую составляют на церковноанглийском, его должность называется однозначно: «crack discourse–monger first grade». To есть на самом деле он такой же точно военный. Но противоречия тут нет — мы ведь не дети и отлично понимаем, что сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке... » В. Пелевин. "S.N.U.F.F" 2011г.

[Spoiler (click to open)]* * *
ПЕРЕЧИТЫВАЯ ПЕЛЕВИНА. УПРАВЛЕНИЕ ДИСКУРСОМ

«Любое повествование подобно ткани, растянутой на лезвиях точных прозрений» – эта строчка романа Виктора Пелевина «S.N.U.F.F.» в полной мере передает одну из потрясающих особенностей данного литературного произведения.
События, что уже несколько месяцев происходят и продолжают происходить на территории Украины, описаны в романе с той степенью точности, на которую обычно способна только серьезная социологическая аналитика (и то – далеко не всегда).
В этом смысле авторские прозрения устремились не только вглубь современной культуры, что является своего рода визитной карточкой стиля Виктора Олеговича, но и вперед во времени – «S.N.U.F.F.» появился на полках книжных магазинов еще в декабре 2011–го.
Это касается не только событий, но и персонажей романа, образы которого взяты «из жизни» – в некоторых случаях им соответствуют реальные прототипы. В данной книге таким персонажем является философ Бернар–Анри Монтень Монтескье.
Его роль в фабуле романа, действие которого происходит в отдаленном будущем, определено взаимодействием двух стран – Уркаины и Бизантиума. Уркаина здесь выписана как собирательный образ стран третьего мира, хотя, конечно же, как мы видим из самого названия, основной акцент делается на вполне конкретное государство. Бизантиум, в свою очередь, представляет собой метафору современного Западного мира (Европа и США).
В романе «S.N.U.F.F.» для Пелевина, как и в других его книгах, интересует, прежде всего, механизмы воздействия медиа на общественное сознание. Бизантиум полностью контролирует как культурную, так и экономико–политическую сферы жизни Уркаины. Одним из тех специалистов, что формируют информационное поле выгодным для руководства Бизантиума образом – в романе их называют «дискурсмонгеры» (в переводе – «торговцы дискурсом» или «разносчики дискурса»), является Бернар–Анри Монтень Монтескье.
«Последние несколько войн в паре со мной работал Бернар–Анри Монтень Монтескье — вы, вероятно, знаете это имя. Сам он предпочитал называть себя философом. Так же его представляли в новостях. Но в платежной ведомости, которую составляют на церковноанглийском, его должность называется однозначно: «crack discourse–monger first grade». To есть на самом деле он такой же точно военный. Но противоречия тут нет — мы ведь не дети и отлично понимаем, что сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке. Именно поэтому орки и пугают своих детей словом «дискурсмонгер».
Как и положено настоящему философу, Бернар–Анри написал мутную книгу на старофранцузском. Она называется «Les Feuilles Mortes», что значит «Мертвые Листья» (сам он переводил чуть иначе — «Мертвые Листы»). Ударные дискурсмонгеры гордятся знанием этого языка и возводят свою родословную к старофранцузским мыслителям, придумывая себе похожие имена. Это, конечно, чистейшая травестия и карнавал. Они, однако, относятся к делу серьезно — их спецподразделение называется «Le Coq d’Esprit», и на людях они постоянно перебрасываются непонятными картавыми фразами».

Образ Бернара–Анри Монтень Монтескье, помимо того, что содержит через имя отсылки к французским писателям и философам Мишелю Монтеню и Шарлю–Луи Монтескье, отсылает нас к Бернару–Анри Леви (фр. Bernard–Henri Levy) – современному французскому политическому журналисту, философу и писателю–публицисту, играющему видную роль в современных геополитических процессах взаимодействия между странами Запада и Третьим миром (его сайт: bernard–henri–levy.com).
События романа «S.N.U.F.F.» непосредственно связаны с определенным видом взаимодействия между Уркаиной и Бизантиумом, а именно – войнами, происходящими каждый раз по той модели, что разработали дискурсмонгеры Бизантиума. Схема включает в себя несколько этапов: освободительную революцию, войну с репрессивным режимом орков (название народа Уркаины) и, наконец, свержение тирании строго правительства Уркаины и появление нового.
Надо ли говорить, что Пелевин, конечно же, описал эту последовательность событий как совершенно медийную реальность, маскирующую под собой установленный Бизантиумом тотальный информационный контроль всех сфер жизни Уркаины. Формированием этой медийной реальности и занимается дискурсмонгер Бернар–Анри Монтень Монтескье.
«На самом деле над каждой войной работает огромное число людей, но их усилия не видны постороннему взгляду. Войны обычно начинаются, когда оркские власти слишком жестоко (а иначе они не умеют) давят очередной революционный протест. А очередной революционный протест случается, так уж выходит, когда пора снимать новую порцию снафов. Примерно раз в год. Иногда чуть реже. Многие не понимают, каким образом оркские бунты начинаются точно в нужное время. Я и сам, конечно, за этим не слежу — но механика мне ясна. В оркских деревнях до сих пор приходят в религиозный ужас при виде СВЧ–печек. Им непонятно, как это так — огня нет, гамбургер никто не трогает, а он становится все горячее и горячее. Делается это просто — надо создать электромагнитное поле, в котором частицы гамбургера придут в бурное движение. Оркские революции готовят точно так же, как гамбургеры, за исключением того, что частицы говна в оркских черепах приводятся в движение не электромагнитным полем, а информационным.
Даже не надо посылать к ним эмиссаров. Довольно, чтобы какая–нибудь глобальная метафора — а у нас все метафоры глобальные — намекнула гордой оркской деревне, что, если в ней проснется свободолюбие, люди придут на помощь. Тогда свободолюбие гарантировано проснется в этой деревне просто в видах наживы — потому что центральные власти будут с каждым днем все больше платить деревенскому старосте, чтобы оно как можно дольше не пробуждалось в полном объеме, но неукротимое восхождение к свободе и счастью будет уже не остановить. Причем мы не потратим на это ни единого маниту — хотя могли бы напечатать для них сколько угодно. Мы просто будем с интересом следить за процессом. А когда он разовьется до нужного градуса, начнем бомбить. Не деревню, понятно, а кого нам надо для съемки».

Роль Бернара–Анри Леви в тех политических процессах, что происходят в современном мире – фомирование дискурса, общественного мнения. На Интернет–конференции с читателями французской либеральной газеты «Le Monde» он представился как «активист народной дипломатии, не имеющий никаких полномочий, кроме тех, что дает ему совесть».
Примечательна биография этого совестливого активиста, дающая представление о том, почему именно Бернар–Анри Леви был выписан в качестве прототипа дискурсмонгера из «S.N.U.F.F.».

Бернар–Анри Леви – автор более 20 книг, в основном на злободневные политические темы, а также редактор издательства «Grasset», которое и выпускает его книги. Он воплощает собой образ современного успешного интеллектуала – миллионер, женат на модели, в своей деятельности контактирует непосредственно с президентом Франции.
Здесь уместно привести еще одну цитату из Пелевина: ««Французы» — ударные интеллектуалы «Биг Биза». Начать войну может кто угодно, но никто не сделает этого так элегантно. Все лучшие дискурсмонгеры из спецподразделения «Le Coq d’Esprit» обязательно знают немного по–старофранцузски. Они молодцы. У военных даже поговорка есть, «дисциплинированный как взвод французских интеллектуалов». Имеется в виду, понятно, дисциплина ума. Но и сердца тоже — потому что не всякое сердце сумеет избирательно кровоточить по поводу заданной цели в обход любого количества выпущенных врагом ложных мишеней — с высочайшей точностью маневра, в любых погодных условиях, да еще и на огромной дистанции».
Леви известен как один из основателей школы «Новой Философии». Свои статьи он подписывает – «Бернар–Анри Леви, философ». Его роман получил литературную премию «Медичи». В 1991 году назначен директором государственной кинокомиссии Франции, распределяющей государственные субсидии на кино. То есть, Леви, будучи фигурой медиа, объединил в своей деятельности все эти три составляющее – философию, литературу и кинематограф в едином русле политически окрашенного дискурса.


И вот «скромный» послужной список Бернара–Анри Леви, сотоящий из тех стран, куда, по его мнению, демократическое общество должно привнести свободу и европейские ценности.
В 1971 году Леви едет в Индию освещать войну за независимость Бангладеш от Пакистана.
В 1986 году – посещает Эфиопию.
В начале 90–х Бернар–Анри освещает конфликт в бывшей Югославии, выступая в защиту боснийских мусульман.
А в 1999 году, после нападения Басаева на Дагестан, тот же Леви рекомендовал Западу признать власть чеченского президента Масхадова и его премьер–министра Басаева.
В том же 1999 году в своих статьях призывал страны НАТО к бомбардировкам в Сербии в пользу «Армии Освобождения Косово». Леви требовал срочного военного вмешательства в сербский конфликт, считая это оптимальным политическим решением.
Через пару лет Бернар–Анри выступил с поддержкой войны с терроризмом в Афганистане, позиционируя себя как борец с мусульманским фундаментализмом в общемировом контексте.
Поддерживал пришедшего в результате революции к власти грузинского президента Михаила Саакашвили, а во время войны 2008 года в Южной Осетии вел репортажи из Грузии.
В 2010 году от имени политической группы «JCall», занимающейся проблематикой урегулирования конфликтов на Ближнем Востоке, подписал петицию в Европарламент с призывом оказать давление на Израиль.
В 2011 году продвигал инициативу по военному вмешательству в Ливии. В этот раз Бернар–Анри Леви – участник переговоров с ливийскими повстанцами в Бенгази. Именно он в 2011 году с помощью Николя Саркози добился международного признания созданного в Ливии в результате переворота Национального переходного совета.
В 2013 году он ведет активную пропаганду против правительства Сирии, выпустив статью, в которой призывает начать вторжение в Сирию против «кровавого режима Башара Асада».
Призвал европейских спортсменов прекратить участие в зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи, дабы выразить протест против насилия в Киеве.

И наконец, 9 февраля 2014 года Бернар–Анри произносит речь на сцене Киевского Евромайдана.
[Spoiler (click to open)]
10 февраля речь была опубликована «Le Monde» под заголовком «Мы все – украинцы». Желающие ознакомиться с риторикой одного из самых грозных дискурсмонгеров современности могут сделать это по ссылке http://inosmi.ru/sngbaltia/20140210/217395420.html.
Как пишет Пелевин: «Любая реальность является суммой информационных технологий. Это в равной степени относится к звезде, угаданной мозгом в импульсах глазного нерва, и к оркской революции, о которой сообщает программа новостей».

Характерно, что на посвященной ему странице Интернет–энциклопедии, кроме скупого перечня гуманитарно–философских миссий Бернара–Анри Леви в те страны, которые, по его мнению, нуждаются в демократии, встречается, в частности, такая фраза: «Некоторые обозреватели усматривают в присутствии Леви на Майдане предвестие эскалации напряженности в Киеве и на Украине в целом».

В причудливом переплетении сюжета литературного произведения и текущих социальных событий в Украине, образ дискурсмонгера Бернара–Анри Монтеня Монтескье предстает перед нами как живое свидетельство окружающей нас медийной реальности.
Словно сошли со страниц романа Пелевина не только сегодняшние общественно–политические процессы и территория, на которой они происходят, но и действующие лица, участвующие в этих процессах.
И это – еще один повод задуматься над своей собственной интерпретацией происходящего.

Хочется завершить обзор параллелей между книгой и жизнью еще одной цитатой из «S.N.U.F.F.»:
«Враждебного дискурсмонгера, как ракету с разделяющимися боеголовками, целесообразней всего уничтожать на стадии запуска. Вместо того, чтобы выяснять огненную суть его силлогизмов и прикладывать их к своей жизни и судьбе, надо прежде всего поинтересоваться источниками его финансирования и стоящими перед ним задачами — то есть вопросом, кто это такой и почему он здесь.
Этого практически всегда достаточно, ибо появление открывающего рот тела перед объективом телекамеры никогда не бывает спонтанным квантовым эффектом. Как не бывает им и сама телекамера».